Называю вас обезьяной (часть 2)

Про еду, размножение и доминирование

— Науки нет в стране. За двадцать лет в академии, что в одной, что в другой, научились так жить, что им уже сколько ни дай, деньги до реальных исполнителей, то есть до меня, не дойдут. Это — система нереформируемая. Ее надо просто ликвидировать — и все. Ну, как милицию.

— И МВД тоже ликвидировать?

— Ну а как вы хотите? Их же нельзя реформировать. Ни МВД, ни ГАИ, ни налоговую службу. Это — нереформируемые структуры. Биологическая организация формируется только в потоке энергии. Если поток энергии, например деньги, идет от государства, государство управляет системой. Но менты воруют денег примерно в 50 раз больше, чем государство им дает на зарплату, то есть поток энергии, который они получают извне, в 50 раз больше. Значит, структурироваться они будут, ориентируясь на какой источник энергии?

— На тот, который идет извне.

— Конечно. Вот вы и ответили на вопрос. Это можно реформировать? Только сменив источники энергии. Вы же не можете к каждому менту приставить двух людей на пригляд. К тому же, если вы их поставите, они тут же начнут делать то же самое. Потому что поток энергии определяет организацию биологических существ. Вся суть эволюции — попытка организма максимально увеличить поток проходящий через него энергии. Поэтому бороться с такой системой невозможно. Ее можно только ликвидировать полностью. Или изменить поток энергии. Поэтому все реформы, затеваемые в государстве, бессмысленны в принципе. Надо знать законы развития органической материи, законы природы. Потому что мы — часть природы. Это оттого, что кто-то считает, что нас создал бог, получается такой маразм. Общие ошибки приводят к частным безобразиям. Если мы — божественные творения, то и вокруг себя мы божественное осуществляем. Массовое казнокрадство, воровство, беспредел милиции — это что? Мы сейчас по закону божию живем? Значит, это такой закон божий.

— Это не закон божий такой. У каждого человека есть выбор, как себя вести. В Библии же…

— Слушайте, все библейские идеи придумал один ученый. Звали его Заратустра. Его вызвал один царь, которому хотелось организовать работу своих подданных с минимальными затратами, чтобы они не из-под палки работали, а сами. Царь заплатил Заратустре как следует, и тот придумал унитарные религии с десятью заповедями. Люди, исповедующие такую религию, становятся виноватыми с момента своего рождения. Но это все издевательство над людьми. И придумано одним человеком, чтобы управлять дураками.

— Может, и хорошо, что все это придумали. Какой был бы смысл жить без религии?

— А потому что дуракам объяснить то, что воровать и убивать нельзя, очень сложно. Они не понимают. Они хотят есть и хотят жить. И при этом не хотят ничего делать. Это — закон приматов. Мы с вами (доверительным шепотом) — приматы. И поскольку убедить всех не воровать и не убивать невозможно, была придумана система этических ценностей, которая абсолютно ничего не стоит, но в которую надо верить. Понимаете? Религии — это способ несиловой организации стада баранов в некую управляемую группу. А как вы думаете, для чего религии создавались?

— Я не знаю, для чего они создавались, но…

— Чтобы отгородить умных от дураков. Потому что умных всегда примерно в тысячу раз меньше.

— А что, никто из умных в бога не верит?

— Нет.

— Я тогда к дуракам отношусь.

— Ну, вам просто еще придется поработать над собой.

— А если человек живет один и ему не надо никому подчиняться? Например, монахи, которые схиму принимают…

— А это то же самое, что в шестисотый мерседес сесть. Разницы никакой. Симеон Столпник, который сидел на столпе более тридцати лет, занимался тем же самым, что и юноша в «ламборджини» в Швейцарии. Выпендривался… Это не то что моя позиция или мое заблуждение. Моя позиция проявляется на практике. То есть в самом прикладном — в повседневной жизни. Я могу прогнозировать результат, а тот, кто ходит, например, в синагогу, не может. Это преимущество, к сожалению, очень дорогого стоит. Потому что в любой науке есть два критерия: предсказание результата и метод известной добавки. Если мы входные условиякакого-либо события изменим на некоторую величину, то результат должен измениться пропорционально.

— То есть умные управляют событиями, пока глупые ничего не соображают и богу молятся.

— Да, к сожалению. Что поделаешь…

— И как умным живется, если они знают, что бога нет? Какой тогда смысл?

— А в чем вообще смысл человеческого существования? Мы — часть биологического явления. Мы же животные. Бесхвостые обезьяны.

— Немного неприятно такое слышать.

— Почему неприятно? А что вами руководствует, кроме еды, размножения и доминирования?Скажите-ка мне, чем вы еще занимаетесь?

— Может, я и размножаться, и доминировать не хочу…

— Но есть-то вы хотите?

— Сейчас не хочу.

— Когда-нибудь захотите же. Больше мотивов поведенческих у приматов нет. Все остальное — инфраструктура, созданная сообществом приматов, которая откровенно маскирует мотивы нашего поведения… А хочется только трех вещей: есть, размножаться и доминировать. Человек говорит: «Вот я залез на столп и молюсь там по двадцать часов в день». Что он делает? Повышает доминантность. Другой залез в мерседес и рулит по разделительной полосе с мигалкой. Что он делает? Повышает доминантность. Разницы никакой. Самосознание исключительности — предмет для поддержки с помощью внутренних наркотиков, эндорфинов. Вот и все. А дальше — деньги… Деньги — это что такое? Пища. Пища — это возможность репродукции, самовоспроизведения. Потому что цель любого биологического организма — перенос генома в следующее поколение. Все.

Почему так лень думать

— Принципы эволюции мозга очень просты. Наличие мозга принципиально для организмов, которые должны быстро реагировать на внешние воздействия. Если организм никуда не торопится, типа дуба, он может реагировать медленно. А если у организма метаболизм повышенный, ему надо быть более оперативным. В процессе эволюции выделилась специализированная нервная ткань, которая осуществляет быстрые реакции. Иначе говоря, имея нервную систему, можно быстро приспосабливаться к разным условиям среды. Нервная система возникла для более эффективного выживания и размножения. Естественно, ни для каких мыслей она не возникла бы никогда… Полиморфизм мозга был причиной для отбора особей, которые с его помощью могли решать проблемы. Возникает вопрос: а какие же преимущества давал мозг? Приведу пример. Допустим, вы хотите решить некую математическую задачу. У вас по математике, надеюсь, два балла?

— Четыре.

— Ну, четыре — официально. И два в уме?

— А какая задача?

— Скажите честно. Ну, например, взять интеграл.

— Тогда два.

— Допустим, вам надо взять интеграл какой-то сложной площади. У вас есть калькулятор. Только не инженерный, а обычный, как у продавщицы в мясном отделе. Сколько вы будете тыкать по кнопкам, пока решите задачу?

— Ой, да я даже тыкать не стану…

— Замучаетесь: вычисление длительное, простыми алгебраическими способами решать очень сложно. Вы потыкаете, потратите массу времени, массу батареек, но все-таки решите. А можно поступить по-другому. Например, взять простые детские компьютеры, соединить их в сеть и сделать распределенную задачу. Компьютеры будут пыхтеть неделю и наконец решат… Примерно таким был мозг наших предков: он мог неделями решать какие-то задачи. А теперь представьте себе современный мощный ноутбук, на котором задачу с интегралами можно решить двумя клавишами. Оказалось, что эволюционно эффективнее создать такую совершенную систему типа ноутбука, но включать ее редко.

— Вот почему думать лень.

— Конечно! В этом весь смысл эволюции. В какой-то момент оказалось, что проще у животных отрастить здоровенный мозг и включать его только на решение задач, а потом сразу отключать. Это энергетически выгоднее.

— Какая-то глупая эволюция: сделали все, чтоб не думать.

— А зачем думать-то? Вы должны размножаться, доминировать и трескать! В биологической эволюции нет понятий морали, целесообразности и разумности. Есть только одна цель — вид должен быть доминирующим. Как это достигается? Непрерывным размножением и перетягиванием харчей к себе. Все. Больше никаких задач нет. Человечество этого добивается. И, как вы можете видеть, очень успешно. Как кролики, размножаемся и заселяем всю планету, то есть являемся доминирующим видом. Медицина для чего нужна? Чтобы обеспечить еще большее воспроизведение и сохранение себе подобных. Зачем решать пищевые проблемы? Чтобы люди наелись и пошли размножаться.

— А литература? Я не знаю… философия…

— Это — артефакты. Даже когда человек занимается феноменальной философией. Что он делает?

— Выпендривается?

— Конечно! Как вы догадались? Копнули так копнули! Занимаясь философией, человек повышает свою доминантность. Других мотивов в мозге нет. Биологическая система контроля поведения такова, что если вам не хочется чего-то, то в вашем мозге будут вырабатываться специальные соединения, которые еще больше будут осложнять неприятную деятельность. Вплоть до того, что вы будете, как говорят студенты, отключаться. Это — специальный защитный механизм, потому что мозг категорически сопротивляется своей собственной работе. Он так устроен. А вот все, что ведет вас к размножению, еде и доминантности, поощряется внутри мозга специальными наркотическими веществами — эндорфинами. Ну, и еще серотонин есть, который не отличается почти… от чего?

trianglesis

Об авторе trianglesis

Александр Брюндтзвельт - гений, филантроп, 100 гривен в кармане. Этот блог - "сток" моих мыслей и заметок. Достаточно одного взгляда на него, чтобы понять, что такой же бардак творится у меня в голове. Если вам этот бардак интересен - милости прошу.
Закладка Постоянная ссылка.